Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru

Возвращение в Тооредаан — 2 (СИ) - Чекрыгин Егор - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

ЧАСТЬ 1

Оу Ваань Лоодииг, директор Бюро всеобщего блага

— …Оу Виит Маатаасик…, — голос директора Бюро был официален и холоден как лед. — Вам, в течении суток, надлежит сдать все дела департамента по Северо-Восточному округу своему заместителю, и удалиться в свое подмооскаавское имение, под домашний арест. После проведенного расследования, которое установит степень вашей вины, до вас доведут решение сатрапа о надлежащем наказании. Не мне говорить за монарха, но готовьтесь к долгой и продолжительной опале. Предполагаю, что на ближайшие лет десять, въезд в Мооскаа для вас будет воспрещен. …Все свободны. Можете идти.

Подчиненные, и те, кто попал под раскаты грома, и те, кто сумел избежать начальственного гнева, удалились из кабинета одинаково деревянной походкой, одинаково облегченно переводя дыхание. Сегодня, оу Лоодииг был на удивление милостив. Даже оу Маатаасика, прямо ответственного за провал операции «Стрелок», ждала всего лишь опала. В то время как в былые годы…

— …Наверное, я и правда старею. — Оу Лоодииг как-то по-стариковски тяжело, поднялся из кресла, взял со стола папку с бумагами, и устало плюхнулся на стоящий у стены диван. — …Или, не мне затевать игры с пришельцами из иных миров, — это игроки совсем другого уровня? В прошлый раз — оу Готор Готор. Ну да ладно, тогда — все его действия можно было квалифицировать как большое хулиганство, ущерб от которого был минимальным. Всего лишь колокол — древняя реликвия, без которой Империя как-то жила тысячи лет, и Сатрапия вполне сможет прожить столько же, ускользнул из его рук, и стал достоянием совсем другой монархии. Но тогда он неплохо сумел отыграть ситуацию, добившись немалых преференций на дипломатическом поприще. Низкие пошлины в торговле с Тоореданом, изрядная часть кредонского «наследства», выгодные союзнические обязательства — все это стоит куска древней бронзы. Пусть и священной, как…, императорские регалии, коими она, вот ирония, и является. Но вот теперь еще и этот чужак смог обставить его ведомство… Если не считать вложенных в операцию ресурсов, может показаться что БВБ снова ничего не потеряло. Но, это только так кажется. Подобный провал сказывается на работе всей службы, и потом его эхо еще долго, незримым призраком витает меж стен сего достойного учреждения, наводя тоску и уныние на сотрудников Бюро.

…Сегодня он был излишне милостив. В первую очередь потому, что больше всего злился на себя. Нельзя было позволять оу Маатаасику продолжать операцию «Стрелок» за пределами своего округа. Да и вообще — не тот это человек, которому стоило поручать операцию такого уровня. — Не хватает воображения, авантюризма, и способности к нестандартным решениям. Однако он, оу Лоодииг, видимо стал с годами, слишком мягким и покладистым, — поддался на уговоры, предпочел не создавать конфликтную ситуацию, и вот — закономерный результат! Да. — Гнать, в первую очередь, надо именно его, а не эту бестолочь Маатаасика. Да он бы и сам ушел, не мальчик уже, и груз прожитых лет, с каждым днем все сильнее пригибает к земле его, некогда идеально прямую спину. Но — на кого оставить Бюро? На кого, в конце-то концов, оставить страну? Ваася — умен, талантлив, и решителен. Он станет прекрасным правителем. …В будущем. Но сейчас…

Оу Лоодииг тяжело вздохнул, открыл лежащую у него на коленях папку, и уперся в нее невидящим взглядом. Ее содержимое он и так помнил наизусть. — Началось все пять месяцев назад, когда отряд Даарской пограничной стражи преследующий банду лесовиков, наткнулся на пять трупов этих самых бандитов, убитых…, не очень понятным образом. …Кстати, так до сих пор и не выяснено, каким образом один человек смог одним выстрелом убить пятерых. А едва ли, опытные лесные вояки, дали бы ему шанс выстрелить дважды. …Вовремя пришедший рапорт о происшествии, дал старт целой цепи удивительных событий. По следам неизвестного стрелка была отправлена группа розыскников, которая и сумела вычислить загадочного «Стрелка» — такой псевдоним получил таинственный гость. И как и ожидал оу Лоодииг, «Стрелок» оказался чужаком, пришельцем из иных миров, — явление весьма редкое, хотя, надо признать, совсем не уникальное. В истории Империи, такие прецеденты уже случались. …Поскольку «Стрелок» и так двигался в Мооскаа, было принято решение препятствий ему не чинить, а вовсе даже наоборот — негласно оказывать всяческую помощь, ибо чужак был ценным подарком судьбы. Как правило, подобные люди приносили с собой удивительные знания, и если распорядиться ими по-умному… Так что в Мооскаа, его приняли в лучшем виде. Подстроили так, чтобы он получил достойную должность при Бюро всеобщего блага, смог поступить в Университет, вошел в светское общество столицы Сатрапии… И все было хорошо, пока пять дней назад, не пришло ошеломляющее сообщение от агента «Швея» — Объект, собирается покинуть страну! Якобы, все дело в какой-то смешной и нелепой любовной истории! — Оу Лоодииг поморщился. — С ранней юности, его единственной и самой большой любовью была Власть, ну и еще, пожалуй, Сатрапия, которая когда-то для него была чем-то вроде статусной любовницы, обладание которой возвышало его в собственных глазах, а со временем он стал относиться к ней как к собственному ребенку. Да, пожалуй, Сатрапию он любил не менее истово, чем и власть, хотя, возможно и чуточку по-другому. …Оу Лоодииг пребывал в очень счастливом браке в течении почти трех десятков лет, а после смерти жены, так и остался вдовцом. Это был чудесный брак по политическому расчету, принесший колоссальную выгоду обеим договаривающимся сторонам. Можно сказать — это была самая выгодная сделка, за всю жизнь этого человека, заключившего в своей жизни немало сделок. Оу Лоодииг был искренне благодарен своей супруге, уважал ее и ценил. Однако — ни о какой там любви и речи быть не могло. Оу Лоодииг, не знал, что такое любовь, не понимал ее, и потому весьма раздражался, когда она вторгалась в его операции и интриги. Нет, когда-то, на самой заре юности, было что-то такое… Что-то пьянящее и сводящее с ума. Заставляющее себя чувствовать подобно птенцу, впервые вылетевшему из гнезда, когда сердце то трепещет от восторга полета, то сжимается от ужаса, при виде разверзнувшихся под ногами бездн. …Но…, честолюбие юного оу Вань Лоодиига преодолело этот морок. Загнало его в самые глубины души, заставив мозг и тело действовать рационально, обдуманно, просчитывая каждый шаг. …Да. Он не понимал любви, и это стало его слабым местом. — Невозможно управлять тем, чего не понимаешь! Сначала прокол с влюбленностью Вааси, теперь вот это…